8 800 775 58 64

+7 (495) 256-35-86
e-mail
EN 
Сортировка отходов в России- Мусорная традиция.
  • Cортировка отходов в России - Мусорная традиция.

    сортировка отходов в россии

    В России проблемы с мусором испокон веков решались незатейливо — его вывозили в необитаемые места и сваливали в кучу. Практически так же дело обстоит и сейчас. Только эти места теперь называют полигонами, а мусор — ТБО (твердыми бытовыми отходами). Сегодня только в Московской области такими полигонами занято более 830 га — почти в пять раз больше площади государства Монако. Самая большая свалка — «Тимохово» (Ногинский район) — занимает 113, 8 га. А самая старая — «Наркомвод» (недалеко от города Жуковского) — действует аж с 1936 года. Большинство кладбищ отходов уже давно не соответствует никаким санитарно-эпидемиологическим требованиям. Почти все они превратились в экологически опасные объекты: горы мусора выделяют угарный газ, метан и другие неприятные, в том числе и на запах, соединения. Плюс болезнетворные микроорганизмы, плюс вечные спутники свалок — грызуны.

    Алексей Киселев, координатор токсической кампании «Гринписа»: Российским законодательством установлены очень строгие экологические нормативы (ПДК). И вписаться в них может лишь ограниченное число предприятий. В результате чиновники, скрепя сердце, выдают разрешения на сброс мусора на полигоны сверх нормы, без всякого контроля. По данным Госсанэпиднадзора, из действующих 55 полигонов Московской области половина уже исчерпала лимит вместимости, а другая половина близка к этому.

    Дмитрий Радушкевич, начальник отдела по обращению с отходами Государственного управления природных ресурсов: Идет тотальное захламление Московской области. Дальнейшее наращивание мощности полигонов ни к чему хорошему не приведет. Необходимо как можно больше мусора пускать на вторичную переработку. А начать стоит с селективного сбора ТБО. Картон, макулатура, полиэтилен, алюминиевые банки, пластиковые бутылки — все это можно сдавать на предприятия, специализирующиеся на их переработке.

    Москва сортировочная

    сортировка отходов в россии

    ТБО делятся на три категории: вторичное сырье (35%), биоразлагаемые отходы (35%) и так называемые хвосты, или неперерабатываемые отходы (30%). Первая категория может быть переработана с получением прибыли, вторая — тоже, но прибыль, скорее всего, будет ниже, а третья в лучшем случае может быть безопасно «спрятана».

    Сортировка отходов в России в отличие от зарубежных стран осуществляется, скажем так, в факультативном порядке, несмотря на то что экологи и эпидемиологи наперебой твердят о ее насущной необходимости. К примеру, полезную инициативу проявило руководство полигона «Кучино» (район Новокосино) — поручило сортировку отходов бомжам. Они собирают пластиковые бутылки, черный и цветной металл, тряпье и сдают все это в мусороперерабатывающий цех. Там полученное вторсырье попадает под пресс. Каждый день на полигоне «Кучино» работает 500 — 600 сортировщиков отходов, многие приезжают даже из соседних областей. В городе за сданную алюминиевую банку дают 10 коп., на свалке — 5 коп., но бомжи предпочитают работать здесь. Тонна прессованных пластиковых бутылок стоит $100, тонна алюминиевых банок — $600. В итоге на свалке остается 40 — 50% привозимого мусора, остальное перерабатывают.

    Однако этот случай — лишь капля в море. О массовой сортировке отходов в России пока говорить не приходится. В стране построено всего четыре мусороперерабатывающих и 11 мусоросжигательных заводов, при этом, по информации Госсанэпиднадзора РФ, мусороперерабатывающие фактически не работают. Дело в том, что они используют зарубежные технологии, которые попросту не справляются с несортированными российскими отходами.

    Сброс рождает предложение

    Впрочем, «мусорные» проблемы связаны не только с переработкой и сортировкой отходов. Отходы зачастую просто не попадают на полигоны. Сегодня территории, прилегающие к мегаполисам, весьма плотно заселены — все больше горожан предпочитают жить на некотором удалении от городской цивилизации. Но бытовые проблемы остаются и даже обостряются. Так, если в городе вывоз мусора — дело местной власти, то в коттеджном поселке эта обязанность полностью ложится на плечи его обитателей. В идеале проживающие в таком поселке люди должны объединиться в товарищество, председатель которого организует сбор денег и нанимает фирму, занимающуюся вывозом ТБО. 

    Между тем только в Москве действует более 100 фирм, специализирующихся исключительно на сборе и вывозе ТБО. Отходы вывозятся по мере накопления. Вывоз 5 тонн мусора обойдется в среднем в 1, 5 тыс. руб., 10 тонн — в 3, 5 тыс. руб. Как правило, в коттеджном поселке на 100 домов мусор забирают раз в два-три дня. При этом профильные фирмы жалуются на дефицит клиентов.

    Людмила Бунина, специалист ЗАО «Экотехпром»: Чаще всего утилизация мусора в коттеджных поселках пускается на самотек. Пока никто не едет с проверкой, жильцы не торопятся заключать с нами договор.

    Российское законодательство предусматривает ответственность за несанкционированный сброс мусора, но нарушитель должен быть пойман с поличным. А это уже что-то  из области фантастики. В Европе гражданами, загрязняющими таким образом окружающую среду, занимается экологическая полиция. В России есть экологическая милиция, но пока только в Москве.

    Евгений Писаренко, старший инспектор по особым поручениям экологической полиции Москвы: В соответствующем законе города Москвы есть статья 7 — «Самовольный сброс мусора». Она предусматривает для граждан штрафы от 3 до 5 МРОТ, для должностных лиц — от 30 до 40 МРОТ, а для юридических — от 80 до 100 МРОТ. Но для того, чтобы оштрафовать нарушителей, мы должны поймать их за руку.

    Чужие здесь не ходят

    Между тем многие российские бизнесмены хотели бы заняться переработкой мусора и сортировкой отходов в России (на Западе этот бизнес считается весьма прибыльным). Однако, как выяснилось, сделать это весьма непросто. Сами бизнесмены в один голос говорят, что больше всего мешают административные барьеры и высокие налоги.

    Михаил Рачков, заместитель генерального директора фирмы «Юви» (Санкт-Петербург), специализирующейся на переработке макулатуры: С каждым годом все труднее становится получить лицензию — надо собирать все больше разрешающих документов. Мы вынуждены работать как предприятия с высокой нормой рентабельности — никаких налоговых послаблений. Мы, можно сказать, являемся санитарами города, поэтому совершенно непонятно, почему его администрация не идет нам навстречу.

    Здесь опять будет уместно обратиться к зарубежному опыту. Например, в Финляндии компания, занимающаяся переработкой мусора, хочет приобрести специальный пресс. Стоить он может до $500 тыс. Так вот, любому финну достаточно предъявить документы, подтверждающие, что он является владельцем мусороперерабатывающего завода, и государственный банк без проблем выдаст ему необходимую сумму в виде беспроцентной ссуды на 15 лет.

    Юрий Дюдин, главный инженер ФГУП «Гипроцветмет»: Мы несколько лет назад разработали технологию, которая позволяет перерабатывать как промышленные, так и бытовые, медицинские и даже лежалые отходы. Затраты на ее внедрение окупаются за срок от двух до пяти лет. Мы неоднократно обращались в администрацию Москвы и Московской области, а также в администрации других областей, предлагали построить на свалках мусороперерабатывающие комплексы на базе нашей технологии. По нашим подсчетам, 300 заводов вполне хватило бы, чтобы решить в стране проблему отходов. Однако ответ был везде один: «Невыгодно». Пробовали обратиться за инвестициями к коммерсантам, но те люди осторожные и в первую очередь требуют: «Покажите, где это работает». Получается какой-то замкнутый круг.

    В целом все опрошенные нами эксперты выделяют несколько причин равнодушия местных властей к проблеме ТБО. Во-первых, сложившиеся традиции обращения с ТБО и отсутствие стимулов их менять. Во-вторых, недостаточно высокий уровень квалификации и информированности сотрудников территориальных администраций, принимающих соответствующие решения. В-третьих, сложившиеся теневые финансовые потоки, предполагающие определенную заинтересованность ответственных лиц в выборе дорогих и не самых эффективных схем обращения с ТБО. И наконец, сознание самих коммерсантов: переработка мусора — вид бизнеса, для России нетрадиционный и потому требующий нестандартных подходов.

    Алексей Киселев: К примеру, в одном городе сидит руководитель свалки, который живет по старинке за счет бюджетных дотаций и субсидий и не пускает на рынок больше никого. Его не интересуют вопросы сортировки отходов. Ежегодно могут проводиться тендеры и появляться компании, которые эти тендеры традиционно проигрывают, так как директор свалки имеет хорошие отношения с администрацией. Это весьма характерная для России ситуация. Начало «мусорной» цепочки находится в руках городских чиновников, и они будут принимать решения, исходя не из интересов города, а по принципу минимизации собственных проблем. Например, захотят построить не мусороперерабатывающий, а мусоросжигательный завод. Он, во-первых, создает видимость сокращения объемов мусора, не решая проблему по сути, а во-вторых, стоит дороже — «откат» оттуда получить легче, да и украсть можно незаметнее.

    Уборка территории

    Однако недавно государство все же пошло навстречу предпринимателям. В начале октября Минпромнауки подвело итоги конкурса на реализацию инновационного проекта государственной важности «Повышение эффективности переработки твердых отходов на основе современных отечественных технологий и оборудования с получением вторичного сырья и товарной продукции». В тендере участвовали 19 предприятий Москвы, Санкт-Петербурга, Калининграда, Перми, Томска и Оренбурга, представившие свои разработки.

    Победителю государство выделяет 400 млн руб. на внедрение технологии. Обязательное условие конкурса — предприятию необходимо найти инвесторов, готовых взять остальные расходы на себя. На выделенные деньги оно должно построить несколько опытных образцов оборудования для переработки мусора, чтобы потенциальные покупатели смогли оценить эффективность этого бизнеса. Оборудование они смогут взять в лизинг.

    Тендер выиграло санкт-петербургское ОАО «Механобр -техника». Его технология рассчитана на переработку не только бытовых, но и строительных, военных и промышленных отходов. Если она будет успешно внедряться, то, по мнению специалистов Минпромнауки, в России проблема непереработанных ТБО решится на 30 — 40% уже через три года.

    Кроме того, поскольку сортировка отходов в России является достаточно затратным производством, которое в то же время имеет социальную направленность, государство готово выделять предпринимателю, построившему мусороперерабатывающий завод, $12- 15 на тонну поступающих ТБО.

    Таким образом, можно надеяться, что вскоре бизнес по сортировке отходов в России начнет приносить реальные прибыли и перестанет наконец считаться неблагодарным делом.

    БИЗНЕС-ПЛАН

    Чистая прибыль «грязного» дела

    «Гринпис» России специально для «Денег» рассчитал рентабельность мусороперерабатывающего производства для условного мегаполиса с населением 1 млн человек. Ежегодно здесь образуется 1, 4 млн куб. м отходов (280 тыс. т). Норма накопления ТБО из жилого фонда — 1 куб. м  (200 кг) на человека в год; норма накопления ТБО из общественных зданий — 40% от ТБО жилого сектора. 1. Для извлечения вторичного сырья из ТБО (35% общей массы отходов) возводятся мусоросортировочные комплексы (МСК). Капитальные вложения в строительство МСК составят до $50 на 1 т мощности по приему ТБО. Таким образом, суммарные капитальные вложения составят $14 млн. По данным разных источников, удельные затраты на функционирование МСК существенно различаются, однако все эксперты отмечают прибыльность этого вида деятельности. Для расчетов в рамках данной модели примем, что величина общих удельных затрат равна выручке от реализации продукции из вторсырья.

    Возведение МСК «под ключ» занимает не более года. Таким образом, через год масса ТБО, захораниваемых на полигонах, снизится на 35% и составит 182 тыс. т в год. Оставшийся к этому моменту ресурс полигонов таким образом будет «автоматически» продлен с 2 лет до 3, 1 года; а общий ресурс, отсчитываемый от начала модернизации, — с 3 до 4, 1 года.

    2. Для переработки биоразлагаемых отходов (доля в составе ТБО — 35%) одновременно с возведением МСК необходимо начать строительство завода для компостирования мощностью по приему в 182 тыс. т в год. Его возведение может быть завершено в течение трех лет. Капитальные вложения в строительство — $150 на 1 т отходов, всего — $27 млн.

    Общие удельные затраты на переработку 1 т отходов  учетом стоимости продажи полезной продукции) составят около $18. Таким образом, дотация из бюджета (см. основной текст) на работу завода по компостированию ТБО составит $3, 3 млн в год. Масса неутилизируемой части ТБО составит 54, 7 тыс. т в год (30% от общей массы ТБО).

    3. Для компактирования неутилизируемой части отходов — «хвостов» (доля в составе ТБО — около 30%) на площадке завода по переработке биоразлагаемых отходов должны быть смонтированы прессы, позволяющие прессовать отходы до плотности около 1 т на куб. м. Запуск прессов в эксплуатацию должен быть осуществлен одновременно с запуском завода. Объем «хвостов» после прессования составит 54, 7 тыс. куб. м в год, что в 7, 3 раза меньше, чем при прямом захоронении всех образующихся ТБО и в 2, 6 раза меньше, чем в случае использования МСЗ. Таким образом, приведенные мероприятия позволят продлить ресурс полигонов, оставшийся к моменту пуска завода, с 1, 1 до 3, 7 года, а общий ресурс полигонов — с 3 до 6, 7 года.

    В сумме предлагаемая программа потребует привлечения инвестиций в размере $41 млн. Величина общих удельных затрат на реализацию приведенной схемы составит $3, 3 млн. При этом затраты на полигонное захоронение ТБО при среднем тарифе на захоронение $3 за тонну будут снижены на $676 тыс. в год  $840 тыс. до $164 тыс.) Таким образом, необходимая ежегодная дополнительная дотация из бюджета нашего условного города на захоронение отходов составит $2, 6 млн в год. К тому же государство обязано выделять предпринимателю, строящему мусороперерабатывающий завод, $12–15 на тонну поступающих ТБО. В среднем мусороперерабатывающее производство окупается за два-три года. Рентабельность его составляет 30%. То есть, например, вложив в его строительство $200 тыс., через два-три года можно будет получать прибыль $60–70 тыс. в год.

    Источник: Коммерсантъ-Деньги.

заказать обратный звонок

Ваше имя*

* — поля, обязательные для заполнения

Мобильный телефон*

заказать обратный звонок

Ваше имя*

Мобильный телефон*

Ваш E-mail*

* — поля, обязательные для заполнения

Сообщение*